Аркадий Дворкович и Дмитрий Рогозин

Аркадий Дворкович и Дмитрий Рогозин
Фото: Александр Миридонов / «Коммерсантъ»

На фоне террористической угрозы экономика отошла на второй план. Однако меньше влияния на жизнь российского обывателя финансовые неурядицы оказывать не стали. Наглядное подтверждение — забастовка дальнобойщиков. Но судя по поведению руководства кабмина, уничтожение террористов представляется более выполнимой задачей, чем повышение благосостояния сограждан. «Лента.ру» проанализировала, с кем и за что предпочитают бороться российские вице-премьеры.

Юрий Трутнев

Для раздачи земли новым колонистам Дальнего Востока скоро не останется никаких препятствий. Правительство внесло в Госдуму так называемый законопроект о «бесплатном гектаре». Предусматривается даже использование участков, находящихся в лесном фонде. Юрий Трутнев убежден: государство только выиграет, если на этих землях будет развиваться жилищное строительство.

Правда, трутневская инициатива встретила резкую критику со стороны экс-министра финансов Алексея Кудрина. «Когда начинаешь погружаться в эту тему, выясняется, что к каждому участку нужна инфраструктура, она очень дорогая, и сейчас ее нет», — отмечает Кудрин. Поэтому, по его мнению, при бесплатном распределении участков разного качества и расположения повышается риск коррупции.

Трутнев подобные выпады парирует тем, что есть «очень много направлений деятельности, которые в большом объеме инфраструктурного обеспечения не нуждаются». А эксперты напоминают, что заявки на «бесплатные гектары» могут подаваться не только от отдельных граждан, но и от группы лиц. Поэтому вполне возможно, что основная часть распределяемых в рамках программы дальневосточных земель де-факто войдет во вновь создаваемые «феоды».

Александр Хлопонин

В борьбе за «зеленую» экономику природоохранный вице-премьер рискует нажить себе врагов не только среди промышленников. Кемеровский губернатор Аман Тулеев заявил о «крестовом походе» США и ЕС против угля. По утверждению Тулеева, Запад призывает Россию полностью отказаться от этого вида топлива, считая его «грязным».

Подчиненные Александра Хлопонина из Минприроды как раз собираются ввести плату за выбросы углекислого газа. И в свете тулеевских пассажей обвинения в создании дополнительных препятствий бизнесу далеко не самые тяжкие. Зато если на фоне борьбы с терроризмом Россия вновь сблизится с Западом, Хлопонин, наоборот, может получить полный карт-бланш. Ведь глобальное потепление волнует американцев и европейцев не меньше, чем деятельность «Исламского государства»

Ольга Голодец

«Социальный» вице-премьер канонизировала 1 сентября. Ссылаясь на опросы среди учителей и родителей школьников, Ольга Голодец заявила, дата начала учебного года — «святой день». И следовательно, любые попытки его перенести или сделать плавающим, обречены.

Сдвинуть начало учебного года предложил помощник президента Игорь Левитин. По его мнению, эта мера могла бы увеличить турпоток и избавить авиацию от чрезмерной нагрузки в последние дни августа. Между тем гибель лайнера с российскими туристами и активно обсуждаемые предложения ограничить выезд в страны, признанные опасными, способны ударить по турпотоку гораздо сильнее, чем фактор 1 сентября.

Зато Голодец после неудавшейся попытки сохранить приемлемый для граждан уровень индексации пенсий обрела новый рубеж, который можно отстаивать с пользой для имиджа.

Игорь Шувалов

«Ноу-хау», задействованное первым вице-премьером для усмирения Минфина и Минэкономразвития, больше не работает. Дмитрий Медведев публично отверг идею слияния этих министерств. По мнению главы правительства, «у государства должно быть два экономических ока».

Разговоры об объединении Минфина и Минэкономразвития активизировались в конце августа не в последнюю очередь с подачи Игоря Шувалова. Таким образом первый вице-премьер отреагировал на перманентные конфликты между руководителями ведомств — Антоном Силуановым и Алексеем Улюкаевым.

Отчасти эта «воспитательная мера» возымела действие. Пока министерское слияние еще не было дезавуировано премьером, раздоры в финансово-экономическом блоке несколько утихли. Но не совсем ясно, насколько серьезно подопечные министры теперь будут воспринимать шуваловские угрозы.

Дмитрий Козак

Строители организовали своему куратору отраслевой аналог «Трансаэро». Сбербанк добивается личного банкротства владельца СУ-155 Максима Балакина. Хотя еще в октябре глава Минстроя Михаил Мень заверял, что решение финансовых проблем крупнейшего застройщика будет непременно найдено. А газета «Ведомости» сообщала, что санатором СУ-155 может стать «Интеко», ныне входящее в группу БИН Михаила Шишханова. Правда, впоследствии возникла идея подключения «Российского капитала» к спасению строительной компании.

Реанимация строительного бизнеса сейчас осложняется не только падением платежеспособного спроса и дороговизной кредитных ресурсов. На фоне борьбы с терроризмом неизбежно усиление и ужесточение миграционного контроля. А ведь использование гастарбайтеров из Средней Азии позволяет российским застройщикам минимизировать издержки.

Дмитрий Рогозин

Триумфы военно-космических сил в Сирии пока не усиливают позиции «военно-космического» вице-премьера. Скорее наоборот. Глава правительства отменил решение о выговоре зампреду коллегии Военно-промышленной комиссии Олегу Бочкареву, которого в свое время добился Дмитрий Рогозин.

Бочкарев стал чуть ли не первым высокопоставленным российским чиновником, объявившим об отказе от закупок «Мистралей». За что, собственно, и получил взыскание от Рогозина. Трудно сказать, что конкретно вызвало гнев вице-премьера — то ли нарушение субординации, то ли преждевременное оповещение общественности о провале его попыток сохранить контракт с французами. Но вот нынешняя аппаратная реабилитация Бочкарева однозначно говорит не в пользу Рогозина.

Тем более показательно, что происходит это на фоне российско-французского сближения, когда тема поставок «Мистралей» вновь может актуализироваться.

Аркадий Дворкович

При нынешнем кураторе транспортная отрасль стала не меньшим возмутителем общественного спокойствия, чем социалка. Не успели улечься страсти из-за отмены пригородных поездов, а уже дальнобойщики перекрывают трассы из-за введения платы за проезд большегрузов. Ретейлеры предрекают в связи с этим дефицит ряда продуктов и рост цен.

Наверное, поэтому Аркадий Дворкович убежден, что рыба в России не может быть дешевле мяса. Издержки рыболовов не настолько велики, как у фермерских и скотоводческих хозяйств. Но с учетом затрат на перевозку даже минтай, путешествующий с Дальнего Востока в Москву, превращается из нехитрого предмета кошачьего рациона в деликатес.

Подопечные Дворковича из транспортных ведомств снижают нагрузку на весьма скудный бюджет, решая проблемы финансирования за счет конечного потребителя. Но падение доходов населения и ужесточение борьбы между различными группами влияния делают такую стратегию весьма рискованной. Свидетельством чему — как раз акции протеста дальнобойщиков, разрастание которых не сулит ничего хорошего чиновникам, курирующим дорожную отрасль.